Мужчины не плачут

Мужчины не плачут

Гол влетел в ворота, и забивший его спортсмен сначала побежал с раскрытым в крике ртом, потом показал что-то указательными пальцами ревущему стадиону, и, наконец, рухнул на колени и начал то ли целовать траву, то ли вытирать об неё взмокшее от слез лицо.

Сашка раздраженно махнул рукой. Что за дела! Футболисты — самые мужчинские мужики, а ведут себя как звезды шоу-бизнеса. То падают на колени от счастья, то катаются по полю от боли, то рыдают…

Сашка был глубоко уверен, что так вести себя мужчина не должен. Настоящий мужик должен быть сдержанным и терпеливым — как будто сделан из железа. Никаких, боже упаси, слез, никаких телячьих нежностей, никаких эмоций на публике. Так его воспитали, так вели себя его отец и дед, и это был единственный приемлемый для Сашки вариант поведения.

Хотя вот именно в этот момент Сашка был готов по примеру футболиста упасть на колени и побиться головой о пол. И даже пореветь захотелось, как в детстве…

Дело было в том, что от Сашки ушла жена. То есть сначала Сашка не понял, что она ушла. Собрались с родней на праздник, выпили, разгорячились, Сашка завёлся из-за какого-то пустяка, наорал на жену и крутившегося здесь же сына. Наутро Татьяна собрала вещи и уехала с сыном к матери. По заведённой привычке Сашка купил букет и поехал мириться. Но в этот раз что-то пошло не так. Татьяна букет не приняла и возвращаться категорически отказалась. Более того, она и разговаривать с мужем не хотела. Скупо сказала, что подаёт на развод, и закончила разговор. Сын и теща смотрели угрюмо, видимо, Сашка и в самом деле наговорил лишнего вечером.

Но развод? Это было что-то новенькое.

Сашка сунул букет в мусорное ведро и вышел, хлопнув калиткой.

Это что, получается, тринадцать лет псу под хвост? Они прожили тринадцать лет, Юрке уже одиннадцать. А знакомы были все пятнадцать. Жили как все, в общем. По вечерам уроки с Юркой и ужин, по субботам кино или парк, по воскресеньям ездили в станицу на рынок за продуктами… Смотрели сериал «СашаТаня» и смеялись над совпадением имён. В отпуск на море. Не шиковали, но и не бедствовали. Квартира, машина — старенькая, но своя. Платья Татьяне, сапоги там всякие — всё ж покупали, что надо было…

И как теперь с этим быть?

Неделю Сашка пытался вызвать Татьяну на разговор, но жена, что называется, закусила удила. Не хотела ни разговаривать, ни переписываться. Сашка психанул — или он не мужик? — и отвёз супруге свидетельство о браке.

— Вот. Хочешь разводиться — разводись.

Татьяна свидетельство забрала. Молча.

Судьба, так благоволившая к Сашке до этого, за что-то сильно на него обозлилась и, видимо, решила проучить.

Сашка похудел, перестал спать и снова начал курить. Главное, он совершенно не понимал, что именно привело к краху. Ну пошумел, поскандалил — так не в первый же раз! Татьяна знает, что он не со зла, что отходчивый. Что любит ее и сына. Муж верный, хозяин хороший — господи, что ещё ей нужно?

Через пару недель позвонил какой-то человек, Сашка толком не разобрал, то ли судья, то ли пристав, и сказал, что надо взять справку с работы и что суд назначен на тридцатое.

И сейчас Сашка смотрел футбол и ему очень хотелось побиться об пол головой. Но слабостей себе он не позволял даже наедине с самим собой…

Накануне суда Сашка сделал последнюю попытку помириться и позвонил жене.

— Я понимаю, что ты не хочешь со мной говорить, и что я виноват. Но я хочу понять: почему? Почему ты решила развестись?

Но Татьяна снова говорить не захотела.

Сашка не спал всю ночь и к утру пришёл к выводу, что жену наверняка накручивает теща, которой он никогда не нравился. Наконец-то он понял, кто во всем виноват. Эта мысль придала ему сил.

— Сейчас всё на суде скажу,- бормотал он, одеваясь.- Мы сами разберёмся, не надо лезть в нашу семью!

На суде все было буднично и обыкновенно. Но, то ли от волнения, то ли от бессонной ночи, Сашка всё время терял нить происходящего и куда-то уплывал. Вдруг он услышал слова жены:

— Понимаете, Ваша честь, я не могу больше жить с роботом. Он же не человек. Он ничего не чувствует. Его ничего не трогает. Вот вы спросите его, когда он плакал, например, последний раз? Наверняка ещё в детском саду. Он же бесчувственный!

Сашка непонимающе смотрел то на жену, то на судью. О чем она говорит? Разве может мужчина плакать? Да и с чего ему плакать?

Татьяна между тем горячо продолжала:

— Я заболею, он мне говорит: «Давай в аптеку схожу, говори, какое лекарство!». А мне не лекарство, мне доброе слово нужно. Чтобы погладил меня, пожалел. Боль мою прочувствовал…

— Вы думаете, это возможно?- задумчиво спросила немолодая судья.

Татьяна осеклась.

— Что — «возможно»?

— Прочувствовать чужую боль? Мужчине?

Татьяна посмотрела на судью с недоумением.

— Но ведь, когда у меня сын болеет, я всё за него чувствую…

— Это материнский инстинкт,- вздохнула судья.- Это другое.

— Другие чувствуют,- как-то визгливо вскрикнула Татьяна,- я в кино видела… Да он даже когда топором себе по руке ударил, только зубами скрипел, ни слезиночки не выдавил… А ведь мужчины тоже люди, им тоже больно. Смотрите, как футболисты по полю катаются, когда их ударят… А он робот, просто робот…

Судья каким-то долгим взглядом посмотрела на Сашку. Спросила:

— Хотите что-нибудь сказать?

— Не знаю… Она ничего этого не говорила раньше… Меня так воспитали. Мужчины не плачут. Это стыдно.

— Да ничего в этом стыдного нет,- не сдержалась судья.- Это только в Советском Союзе было стыдно. Изувечили мужиков… А потом инфаркты у них, инсульты…

Сашка не понял, судья за него или против. И когда она спросила, согласен он с иском или нет, окончательно растерялся и не знал, что сказать.

— Вы разводиться хотите?- мягко спросила судья.

— Я нет. Супруга хочет. Это теща ее подзуживает, я знаю.

— То есть вы не согласны с иском?

— Не согласен.

Им дали три месяца на принятие окончательного решения. Татьяна фыркнула и, не обращая на Сашку внимания, вышла из зала суда — с прямой спиной и поджатыми губами. За ней следом почти бежала теща, что-то говоря по пути.

Сашка вышел на улицу и медленно пошёл домой. Цвели липы, весь асфальт был желтым. За углом мальчишки играли в футбол. Один из них, чем-то похожий на Юрика, изо всей силы ударил по мячу, и мяч отскочил от ноги прямо в Сашкину голову.

Мальчишки хором закричали: «Извините, дяденька!» и побежали за мячом. Сашка остановился, схватился за голову. Под пальцами влажно набухала шишка. Было больно. Очень больно.

Но Сашка сдержался. Мужчины не плачут. Это стыдно.

Блог

Как купить книгу

Хотите приобрести книгу с автографом автора без наценки? Пишите на info@tovancheva.ru Или звоните: +7(861)267-08-78.
Книга также же доступна на сайте издательства "Скифия" и в книжных магазинах "Озон", "Лабиринт" и "Читай Город"