Холостяк

Холостяк

Холостяк

На полках стояли тридцать томов Большой советской энциклопедии с загадочными надписями на корешках «Брасос — Вещ» или «Куна — Ломами». На каждом томе было по два слова, и только на одном гордо поместились всего четыре буквы — СССР. Еще было много книг серии «Азбука-классика», расставленные строго по алфавиту — от Айтматова до Шопенгауэра.

— Какое вино ты предпочитаешь, белое или красное?

Оля отошла от полок.

— Белое. Холодное, если можно.

— Конечно. Белое вино надо пить охлажденным. А красное — комнатной температуры. Точнее, температура должна быть восемнадцать градусов.

Оля покивала головой, подошла к столу. Стол был сервирован безупречно. Тонкие ломтики сыра, салфетки, правильно разложенные приборы, стерильно чистые бокалы. Она потянулась за сыром.

— Оля, подожди. Сейчас сядем вместе и начнем. Да и руки надо вымыть, ты до книг дотрагивалась, а книги — главный пылесборник в квартире, как их не пылесось.

Оля вздохнула. Все же Олег был жутко нудным и правильным. Она это видела и понимала. Ей всегда с такими мужчинами было скучно, ей нравились веселые бесшабашные авантюристы, способные на непредсказуемые поступки.

Но из авантюристов получаются неважные мужья. А Оле очень хотелось замуж.

Даже не то чтобы очень хотелось — надо было. Тридцать один год — в России крайний срок для замужества. Подружки все выскочили еще в институте, уже детьми обзавелись. Надо было срочно выходить замуж и рожать. И Олег, с которым они вместе работали, был не самым плохим вариантом.

— Он зануда, конечно, — говорила Марьяна, лучшая подружка. — Но гулять точно не будет, никаких вредных привычек, все деньги в дом будет приносить. Надо брать!

Взять Олега было несложно. Его занудство отпугивало современных девушек, и он в свои тридцать девять не был женат. Он быстро ответил на ее заигрывания. Вот так Оля и оказалась первый раз дома у Олега с далеко идущими намерениями.

Они поужинали, выпили вина. Оля разрумянилась, развеселилась, расстегнула пуговку на блузе и вообще была «такая, как вам надо», как шутила Марьяна. По ее прикидкам пора было начать целоваться и направляться в спальню, но Олег так тоскливо посмотрел на немытую посуду, что Оля поняла: спальня откладывается.

— Давай я посуду помою, — предложила она, собрав весь свой энтузиазм.

— Нет, я сам, я сам.

Олег вымыл посуду, тщательно протер все кухонные поверхности, закрыл крышечку на моющем средстве, вымыл руки. Оля от нетерпения почти протрезвела.

— Пойдем, дорогая, — Олег взял ее за руку и повел в спальню. Там была идеальная чистота, на тумбочках не было ничего — ни книг, ни безделушек.

Олег провел ее в ванную. Когда Оля вышла оттуда, Олег сидел на кровати в трусах, на стуле аккуратнейшим образом была развешана его одежда, сложены носки.

— Располагайся, я сейчас, — Олег пошел в ванную. Судя по звукам, он протер там пол, хотя Оля вроде и не сильно забрызгала его, потом почистил зубы, принял душ.

Секс был как разложенные на стуле вещи — правилен и аккуратен. Оля только почувствовала волнение, как все закончилось.

«Ничего, — думала Оля, одеваясь. — Ничего. Привыкну».

Ближайшую неделю они гуляли в парке, ходили в кино (предварительно Олег тщательно изучил афишу). Олег снова пригласил ее к себе домой в воскресенье.

Этот сценарий повторялся еще несколько недель. До тех пор, пока однажды Олег не сказал ей в субботу в парке:

— Мама завтра ждет нас в гости. Хочет с тобой познакомиться.

Он ни о чем ее не спрашивал, просто поставил перед фактом. Но Оля даже обрадовалась: с мамой знакомят девушек, когда собираются на них жениться.

В воскресенье поехали к маме. Оля переступила порог квартиры и замерла. Здесь все было прямой противоположностью квартиры Олега. Квартира была заполнена пыльными безделушками, картинами, вазами, свечами, на всех креслах и диване что-то лежало — книги, альбомы, пледы…

Они познакомились. Нина Александровна, смахнув с кресла плед прямо на пол, предложила ей сесть.

— Олег, посмотри в холодильнике, сооруди закусить что-нибудь. Вино тоже там.

Олег прошел в кухню.

— Ну как он вам? — спросила Олю и, не дождавшись ответа, добавила: — По-моему, страшный зануда. Весь в отца. Я с его отцом так и не смогла жить, развелась. Теперь живу так, как я хочу, и счастлива. Никто за мной постоянно не вытирает что-нибудь.

— Между прочим, я все слышу, — крикнул Олег из кухни. — Нечего клеветать, никакой я не зануда, просто люблю порядок.

— Да, конечно. Патологически любишь, — рассмеялась Нина Александровна. — Не выходите за него замуж, Оля. Он скучный.

— А кто тебе сказал, что мы собираемся пожениться? — Олег возник на пороге комнаты с кухонным полотенцем в руках. — Ты же знаешь, я старый холостяк. Зачем мне семья? Шум, суета, беспорядок… Нет, это не для меня. Слава богу, Оля это понимает, ее все устраивает, правда, Оля?

Оля пролепетала что-то в ответ, посидела еще полчаса и ушла, сославшись на головную боль.

— Не провожай меня, побудь с мамой, вы давно не виделись. А я отлежусь сегодня. Мы с тобой завтра на работе увидимся.

Олег согласился, поцеловал ее в щеку и, закрывая за ней дверь, сказал матери:

— Ведь я говорил тебе, что красное вино в холодильнике не хранят. Видишь, от холодного даже голова у Оли разболелась…

На следующий день, не встречаясь с Олегом, Оля взяла отпуск и улетела на море. Там она прыгала с парашютом, каталась на банане, научилась стоять на серфе, загорела дочерна. На звонки Олега не отвечала.
Вернувшись, огорошила всех известием о том, что выходит замуж.

— За кого? Ты давно его знаешь?

— Давно. Три недели. Он водолаз. Веселый… Я три недели с ним хохотала, а потом он предложение сделал. По крайней мере скучно мне с ним никогда не будет.

И посмотрела смеющимися глазами на изумленного Олега.

Блог

Как купить книгу

Хотите приобрести книгу с автографом автора без наценки? Пишите на info@tovancheva.ru Или звоните: +7(861)267-08-78.
Книга также же доступна на сайте издательства "Скифия" и в книжных магазинах "Озон", "Лабиринт" и "Читай Город"