Белая полоса

Белая полоса

Сосед по самолету читал книгу «Апокрифический трансерфинг». Алиса с трудом одолела название и не поняла смысл. Охота же людям тратить время на такое чтение — ни картинок, ни диалогов, сплошной убористый текст.

Муж рядом всхрапнул и заворочался. Господи, а ведь когда-то они могли проболтать весь рейс! Так много было общих тем, столько всего надо было обсудить… Никто из них и не думал надевать наушники, отгораживаясь от другого…

Алиса посмотрела в иллюминатор. В ярком голубом небе летел самолёт, за ним тянулась ровная белая линия, нарисованная как по линейке. Такой же ровной и скучной стала их с Максом жизнь. Причём произошло это не в одночасье, а как-то постепенно и незаметно. Первые три года после свадьбы жили как на вулкане — со ссорами, примирениями, расставаниями и встречами… Молодые были, глупые, горячие… Потом родилась Стеша, и семейная жизнь стала гораздо спокойнее. На страсти не оставалось ни сил, ни времени. И любовь стала спокойнее. А в последнее время и вовсе, по мнению Алисы, превратилась в дружбу и привычку.

Мама и подруги говорили, что это нормально, что так у всех. Что в семнадцать и в тридцать пять совсем по-разному ощущаешь мир. Алиса кивала и ужасалась про себя: и что, теперь до конца жизни всё будет так ровно и спокойно? И уже ничего не изменить? И не будет больше в их паре чувств и страстей?

Сосед в правом кресле увлечённо читал. Алиса покосилась, рассматривая: молодой, красивый, с какими-то до блеска промытыми ушами и тщательно уложенной прической.

Макс снова всхрапнул. «На контрасте работает»,- развеселилась Алиса и скосила глаза на мужа. Макс к своим тридцати восьми полысел, отрастил животик, и уши его не блестели — обычные уши, правда, красивой формы. Алиса закрыла глаза. «А хорошо бы сейчас…», — начала мечтать она, но не закончила, потому что сосед справа заговорил со стюардессой. Голосок у него оказался неожиданно писклявый, Алиса вспомнила баритон Макса и мечтать перестала. В общем-то, она не хотела другого мужа. Она просто хотела страстей, неожиданностей, сюрпризов. Хотела вырваться из наезженной семейной колеи. Но куда?

Подруги говорили, что надо заставлять мужа ревновать, но настоящих поводов все же не давать. По мнению Алисы, это было глупо. Не хотелось ничего придумывать, флиртовать с другими мужчинами, вызывать ревность Макса — ему хватало нервов на работе. Но как вернуть утраченные чувства? Или это уже невозможно и в самом деле кипящие страсти — удел юности?

Через два дня у Алисы был день рождения. Собственно, поездка в Париж стала подарком Макса. Вечером в ресторане Алиса выпила бутылку шабли, взяла с собой ещё одну и потащила мужа на мост Александра Третьего. Туристов на мосту в этот поздний час было немало, но Алису это не смутило. Размахивая уже полупустой бутылкой, она почти кричала мужу:

— Всё прошло, понимаешь? Всё — любовь, страсть… Мы с тобой даже не ругаемся. Как два старых старичка — помнишь, у Гоголя… Пульхерия Ивановна и Акакий Акакиевич…

— Акакий Акакиевич — это из другой повести,- автоматически поправил муж. Он, в отличие от Алисы, читать любил ещё со школы.

— Да бог с ним, с Акакием,- разошлась Алиса, и группа китайцев посмотрела на нее с любопытством.- Что нам-то делать?
Максим обнял жену.

— Не гневи бога, родная. Разве плохо, что мы не ссоримся, что мирно живём? Что в этом ужасного? Тебе скучно? Но мы же в Париже. Давай просто наслаждаться жизнью!

Но жену было не остановить. Они двинулись в отель, и всю дорогу Алиса высказывала Максу свои претензии.

Утром было стыдно. «Что я на него напустилась, в самом деле?- думала присмиревшая Алиса.- Макс — хороший муж, добрый, не жадный, в Париж вот меня привёз, а я настроение обоим порчу».

Оставшиеся дни отпуска прошли в обычной туристической беготне от Лувра к Елисейским полям и обратно. А перед самым вылетом позвонила мама и сказала, что Стеше плохо, они вызвали скорую и едут в больницу. Алиса начала кричать в трубку:

-Что? Что у неё болит? Что случилось?

Но самолёт уже взлетал, и бортпроводница попросила выключить телефон.

Несколько часов полёта были сплошным ужасом. Алиса сидела, схватившись за голову, тихо плакала и представляла себе разные кошмары. Макс держал ее за руку, поил водой, сунул какую-то желтую таблетку. Как только самолёт коснулся взлетки, Алиса включила телефон.

— Мама, что случилось? Что со Стешей? Она жива?

Макс укоризненно покачал головой.

Мама взволнованно доложила, что Стеша съела в школе сосиску в тесте и, видимо, отравилась, было плохо, но доктора хорошие, желудок промыли и вообще они уже едут домой.

Алиса рыдала в трубку:

— Ты правда от меня ничего не скрываешь? Дай ей телефон.

— Она заснула в машине. Намучилась, бедненькая. Вы скоро дома будете? Она скучала.

Алиса ещё поговорила с мамой и успокоенно откинулась на плечо мужа.

— Значит, так,- сказал Макс.- Пожалуйста, не призывай больше страстей в нашу жизнь. По-моему, сегодняшних нам надолго хватит.

И вообще, запомни: в нашей семейной жизни давно закончилась чёрная полоса. Теперь только белая. А если тебе захочется ее раскрасить, скажи. Я клоунов приглашу. Или в кино сходим, на комедию.

И добавил:

— Апокрифический трансерфинг. Наглядная демонстрация.

Где-то Алиса уже слышала это выражение.

Или читала.

Хотя нет, читала — это вряд ли.

Блог

Как купить книгу

Хотите приобрести книгу с автографом автора без наценки? Пишите на info@tovancheva.ru Или звоните: +7(861)267-08-78.
Книга также же доступна на сайте издательства "Скифия" и в книжных магазинах "Озон", "Лабиринт" и "Читай Город"