Жар-птицы стаями не летают

Жар-птицы стаями не летают

Наталья Тованчёва. Рассказы.

Илье было сорок семь.
Прекрасный возраст между юностью и старостью. Уже нет поллюций, еще есть эрекция, как шутила острая на язычок Нора. Когда Илья застревал у зеркала, разглядывая абсолютно седые виски, и сетовал, что мужчинам не принято красить волосы, она говорила что-то вроде:

— Не надо к себе так скрупулезно относиться! Юность уже не вернешь, а старость надо встречать достойно. Она дама серьезная.

Он старался. Ходил в спортзал, модно одевался. Выглядел гораздо моложе многих ровесников, которые уже к сорока обзавелись пивными животами и унылым выражением лица. Илья был подтянут, доброжелателен, успешен.

И до сих пор влюблен в жену.

Несмотря на двадцать прожитых вместе лет и троих детей.

Надо сказать, Нора тоже не выглядела на свои сорок пять. Косметолог по выходным, спортзал три раза в неделю, одежда, покупающаяся только в Милане,  — это все давало свои плоды.

А сейчас  можно было уделять себе еще больше времени и внимания.  Дети выросли, мальчишки учились в Сингапуре, младшая в Лондоне, домом занималась помощница. Игорь был увлечен работой, серьезно продвигался по карьерной лестнице в своей компании. Нора тоже работала, хотя, в общем, могла бы и дома сидеть, доходы мужа позволяли. Но что делать дома-то? Она была активна и любила общество. Свободного времени с отъездом Ани в Англию образовалось много.

Нора попробовала больше читать, больше гулять. Время всё равно оставалось.

Тогда она решила заняться акварелью.

Нора с юности мечтала научиться рисовать именно акварелью. Ей нравилась эта техника — прозрачные, нежные, как будто ускользающие мазки. Нездешние букеты и натюрморты, сочетания  холодного голубого и нервно-сиреневого…

Школа акварели нашлась совсем неподалеку от дома, можно было ходить пешком. Раз в неделю таких же новичков, как Нора, учили смешивать краски, правильно держать кисть.

— Но главное — научиться видеть прекрасное в повседневном,- говорил руководитель школы,  Марк Захарович. — Художник не фотограф, он не фиксирует жизнь, а показывает ее прекрасные стороны.

Нора была прилежной ученицей, но получалось не очень. Краски растекались, высыхали неравномерно, карандаш неряшливо просвечивал сквозь них — в общем, Нора была близка к тому, чтобы признать себя не способной к обучению и бросить занятия.

— А давайте я с вами пару индивидуальных занятий проведу,- заметил ее настроение Марк Захарович. — Я вас уверяю, все сдвинется с мертвой точки.

Нора согласилась. На первом уроке прогресса не случилось, но уже на втором Нора как-то ухватила нужный темп и направление движения руки, и даже краски смешивались так, как нужно… Довольная, она разрумянилась от результата.

— Спасибо вам, Марк Захарович, и правда, лед тронулся!

— А я вам что говорил! И давайте просто — Марк, без отчества. Я думаю, мы с вами примерно ровесники, к чему церемонии? Хотите чаю?

Они попили чаю с инжировым вареньем, и Марк вызвался проводить Нору.

— Если ваш муж разрешает вас провожать…

— Муж разрешает. Он на работе еще, ему же спокойнее будет, если меня проводят домой.

С того вечера как-то так и повелось: после занятий Нора оставалась в мастерской, Марк давал ей пару советов по поводу красок и бумаги, они пили чай и шли к дому Норы. Скоро Нора узнала о Марке, что ему сорок четыре, что он разведен, детей нет. Что он успешный художник, Нора знала и до этого.

Вечерами она с восторгом рассказывала  Илье о занятиях и о Марке.

— Ты знаешь, он настоящий. Весь в творчестве, вне быта. А талантище невероятный!

— Ты не влюбилась ли часом, родная?- чуть не слетело с языка Ильи, но он прикусил язык. Зачем даже спрашивать, даже думать об этом? Его жена, его Нора — как она может влюбиться в кого-то, кроме него?

Но настроение испортилось. Теперь каждый раз, когда Нора рассказывала о Марке, у Ильи сжималось сердце.

— А ты еще долго будешь ходить в эту школу?- спросил он жену после нескольких месяцев занятий. — Мне кажется, у тебя уже вполне приличные работы получаются. Ты уже сама кого хочешь научить можешь!

— Ты просто мысли мои читаешь,- оживилась Нора.- Меня так это все захватило, что я подумываю, а не черт ли с ней, с работой? Начну Марку помогать с учениками, он зашивается, а ребята есть знаешь какие талантливые! Это ж я у него возрастная, а в основном-то школьники. Такие есть умницы, ими только заниматься надо!

У Ильи все внутри похолодело.

— Что значит «бросишь работу»? Что значит «помогать Марку»? Он тебе кто, чтобы ты ему помогала?

Нора посмотрела на Илью взглядом,который  он не любил.

— Он мне никто. Он просто очень талантливый. И одинокий. А мне очень нравится заниматься живописью — и самой, и другим помогать, чем могу. Может, это и есть мое призвание. А работу ты мне сам предлагал оставить, причем уже давно. Что не так?

— Всё так, но это как-то странно…

Они поссорились. Впервые за много лет. Разругались вдрызг, Нора ушла спать в Анькину спальню, захватив свою подушку.

На следующий день она уволилась с работы.

Теперь три раза в неделю Нора  пропадала в школе Марка. Ее тянуло к нему, притягивали его талант, его легкость, его безбытность. Все это было так ново, так необычно для нее.

— Вы — как яркая жар-птица среди серых птах,- говорил он ей.- Вы украшаете мой мир.

Возвращаясь домой, она возвращалась в привычную жизнь. Илья изо всех сил старался делать вид, что ничего не происходит, они помирились. Но что-то треснуло, надломилось в отношениях. Куда-то исчезла уверенность в будущем, которая всегда у них была.

Однажды Нора вернулась домой и услышала, как Илья разговаривает с сыновьями по скайпу.

— У мамы все хорошо. Она теперь такие картины пишет, я просто ею горжусь. Она большой молодец, мы ей еще выставку забацаем.

Нора застыла в прихожей. Она никогда не слышала раньше, чтобы Илья радовался ее занятиям.

— Ты это серьезно — про выставку?- спросила Нора мужа за ужином.

— А подслушивать нехорошо,- засмеялся Илья. — Почему бы нет? Кстати, ты давно мне не показывала свои новые работы…

Они пошли наверх, где Нора оборудовала себе маленькую мастерскую.

— Ух, красота какая!- восхитился Илья, рассматривая пеструю и яркую картину. — Это кто?

— Жар-птица.

— Красивая… Как ты. Вот она и будет на афише выставки.

Нора внимательно посмотрела на мужа. Вдруг увидела, как он поседел за последнее время. Какая-то вина кольнула в сердце, но разум тут же успокоил: «Человек рожден для счастья. Никто никого не должен держать насильно».

Ночью Норе приснилось, что она замужем за Марком, что они устроили совместную выставку работ, и выставка имела бешеный успех. Она проснулась с радостью и тревогой. Неужели начинается совсем новая жизнь?

Весь день Нора летала, как на крыльях. Марк заметил, спросил, чему радуется. Нора не призналась, отшутилась, ласково глядя на него.

— Замужем за Марком?- думала она. — Чем черт не шутит! Почему бы и нет?

После занятий поехала поздравлять подругу с днем рождения и, уже прилично отъехав от мастерской Марка, поняла, что забыла там сумку.

— Размечталась, Маруся,- веселилась она, разворачиваясь обратно. — Хоть бы Марк не ушел.

Подъехав, успокоилась: окна в мастерской горели.

Она взлетела на крыльцо, прошла внутрь.

— Вы — как яркая жар-птица среди серых птах,- услышала она голос Марка. — Вы украшаете мой мир.

Нора тихо зашла в открытую дверь класса. Марк стоял перед красивой девушкой, которая недавно начала ходить на занятия и делала успехи.

— Сумочку забыла, простите растеряху,- выдавила из себя улыбку Нора, схватила сумку и быстро вышла из комнаты.

Она села в машину. Слезы были где-то на подступах.

— Новую жизнь захотела, дура,- бормотала Нора, трогаясь с места. — Жар-птица престарелая. Куртизанка в годах. Художника ей подавай! Творчества в жизни недохватывает, видите ли!

Она всегда так боролась со слезами. Главное было — не жалеть себя, иначе они польются рекой.

Заехала домой, взяла акварельную жар-птицу.

— Это тебе,- вручила картину подруге.- Сама нарисовала, между прочим. Жар-птичка.

— Красиииивая,- протянула подруга.- И такая… Одинокая… Как я…

Подруга недавно развелась и на другие темы, кроме развода, говорить еще не умела.

— Жар-птицы стаями не летают,- захохотала Нора.- Мы с тобой, дорогая, товар штучный. И не одинокая ты, а свободная. Вот найдем мы тебе такого же хорошего  мужика, как мой Илья, и будет тебе счастье. Кстати, слушай, а чего мы с тобой вдвоем тут кукуем? Давай в ресторан закатимся? И Илью позовем, а то я ж без него никуда.

И ненадолго задумалась, вспоминая что-то.

— Он у меня, знаешь, какой? Настоящий…

Блог

Как купить книгу

Хотите приобрести книгу с автографом автора без наценки? Пишите на info@tovancheva.ru Или звоните: +7(861)267-08-78.
Книга также же доступна на сайте издательства "Скифия" и в книжных магазинах "Озон", "Лабиринт" и "Читай Город"