Три жизни

Три жизни

Скажите, когда вы подъезжаете к светофору и зелёный начинает мигать, вы что делаете? Я, например, прибавляю скорость и, как правило, успеваю проехать до красного. Насколько я вижу, большинство водителей поступает так же. Но не Сергей.

Увидев мигающий зелёный, он начинает притормаживать, к светофору подкатывает уже на жёлтый и останавливается. И когда снова зажигается зелёный, он трогается последним — видимо, убедившись, что зеленее не будет…

Я как-то пыталась с ним об этом поговорить. Искренне не понял. Типа, он же ничего не нарушает, а, наоборот, строго соблюдает.
Мы абсолютно разные. Он неторопливый, вдумчивый, законопослушный, сдержанный, здоровый образ жизни, семь раз отмерь — один отрежь и всё такое. Я реактивная, вспыльчивая, нетерпеливая, ругаюсь как сапожник и курю как паровоз. В общем, вода и камень, лёд и пламень.

Тем не менее мы дружим с шестого класса. Тогда Сергей дал мне списать математику, и я это оценила. Две противоположности притянулись, мы стали дружить.

То есть это я стала с Сергеем дружить, а он-то в меня влюбился. Ходил и смотрел влюблёнными глазами, писал записочки, делал черчение. Мне это льстило, конечно, но не более. Никогда не любила отличников. Мне всегда нравились мальчиши-плохиши, музыканты с хвостиками, нагловатые хулиганы.

Сергею не было места в этом строю, но он не отчаивался. Много лет был преданным другом. Мы закончили институты, я вышла замуж, развелась, у меня были бурные романы, не менее бурные расставания… Не то чтобы я плакалась Сергею в жилетку, но он знал обо всех моих приключениях, я всегда могла ему позвонить, пожаловаться на жизнь и поругать мужиков. Он меня утешал, мы ходили в кино, гуляли в парке…

Он трижды звал меня замуж. Но я как- то не вижу своей жизни с человеком, который притормаживает на мигающий зелёный. Моя жизнь — поток страстей, буря, ветер, рвущий паруса. Да, бывают кораблекрушения. Да, приходится зализывать раны. Но я не представляю себя в тихой семейной гавани, с размеренной жизнью и еженедельными походами на рынок. Не представляю.
Обо всем этом я честно говорила Сергею. Но, видимо, не убедила. Он продолжал быть рядом, в его жизни не было девушек, кроме меня, и он ждал своего часа.

И дождался.

Сейчас он мне нужен. Только вряд ли я ему об этом скажу.

Жизнь человеческая может измениться за минуту. За мгновение.

Я стояла на автобусной остановке, разговаривала с подругой, которую только что встретила. В этот момент кто-то щелкнул пальцами на небесах, и моя первая жизнь закончилась.

И началась вторая. Я пришла в себя в реанимации. Открыла глаза. Осмотрелась. Я была в проводочках, что-то тикало и щёлкало рядом. На месте левой ноги под простыней ничего не было.

Я не помнила, что со мной произошло. Мне сказали, водитель наехал на остановку и пострадали трое, я в том числе. Мне сказали, он был пьян. Мне сказали, будет суд.

А я понимала только, что кто-то щелкнул пальцами на небесах.

И началась моя вторая жизнь. Надо было учиться жить без ноги. Учиться ходить, справляться с болью, хлопотать насчёт протеза.
Но самое главное, надо было понять, зачем жить. Потому что без ноги ты уже не обаятельная девушка, живущая страстями, а инвалид. Ты не интересна мужчинам, ты не можешь делать зарядку, ездить на велосипеде, танцевать, ты не можешь делать привычные и необходимые вещи. И ужас, который я испытала, поняв, что осталась без ноги, сменился депрессией и нежеланием жить.

И я не знаю, как бы всё повернулось, если бы не Сергей.

Он дневал и ночевал в больнице. Он кормил меня, учился ходить вместе со мной, рассказывал анекдоты, приносил смешные книжки и показывал в айпэде комедии. Он как будто говорил мне: смотри, какой я хороший, а ты меня отвергла.

И когда меня выписали из больницы, и я вернулась домой, он снова сделал мне предложение.

Но теперь-то я тем более не могла его принять. Теперь, когда я так нуждалась в его помощи, мое согласие выглядело бы нечестно. Здоровая, я отвергала его, а теперь что? Стать ему обузой? Несправедливо.

— Сергей, я калека. И я не буду портить тебе жизнь.

— Ты не калека. У тебя просто нет ноги. У меня вот зуба мудрости нет, а у моего брата какая-то хорда лишняя в сердце… Это всего лишь наши индивидуальные особенности.

— Сравнил!

— У тебя голова, сердце и руки целы. Это немало. Нужно немного времени, чтобы тебе стало легче управляться с протезом. Мы ещё с тобой и танцевать будем, и в пешие походы ходить!

— Нет, Сергей. Я не буду портить тебе жизнь.

— Да что ты заладила! Мне никто не может испортить жизнь, такая привилегия есть только у меня самого. Мне что, тоже надо ноги лишиться, чтобы ты согласилась?

— Глупости не говори.

В общем, я ему отказала. Только он не сдаётся. Делает вид, что это вопрос времени. Вот железный характер! Мне бы столько терпения…

Я уже привыкла к тому, что он всегда рядом. Даже страшно, если он куда-то денется. Всё поменялось. И безбашенности во мне стало меньше, и занудства в нем. Уже и регулярные походы на рынок не кажутся мне такими страшными…

А сегодня вообще мир перевернулся. Мы спешили на приём к врачу, и Сергей проехал на мигающий зелёный. Первый раз на моей памяти. И в ответ на мой изумлённый взгляд спокойно ответил:

— Мы же спешим. И я ничего не нарушил.

Я поправила протез, уселась поудобнее. Подумала. Вдохнула.

— А ты ещё не передумал на мне жениться? Я согласна.

Сергей едва не проехал на красный. Затормозил в последний момент.

— Ого, а муж-то у меня лихач!- засмеялась я.

Кажется, начиналась моя третья жизнь.

Блог

Как купить книгу

Хотите приобрести книгу с автографом автора без наценки? Пишите на info@tovancheva.ru Или звоните: +7(861)267-08-78.
Книга также же доступна на сайте издательства "Скифия" и в книжных магазинах "Озон", "Лабиринт" и "Читай Город"