Магритт

Магритт

Наталья Тованчёва. Рассказы.

Ада любила утреннюю Москву. Чистые улицы, закрытые магазины, редкие прохожие… Было во всем этом предвкушение праздника, потому что чаще всего ранним утром Ада ехала в аэропорт и впереди был отдых, отпуск…

Но не сегодня. Сегодня пришлось встать непривычно рано — дел накопилось столько, что дня не хватало. Заболела мама,  надо было заехать в магазин и аптеку, а потом отвезти ей покупки на другой конец города. Еще на рынок — мёд, травы, фрукты… Ещё нужно  было до работы пересечься с дизайнершей, которая уже месяц хотела показать Аде какие-то невероятно подходящие к интерьеру подушки…

В общем, ранний выезд из дома был мерой вынужденной, Ада не выспалась, была раздражена. Мучительно хотелось кофе. Утром глотка не смогла сделать, а сейчас организм требовал утреннюю дозу. Машин на дороге было немного, можно было расслабиться, подкрасить губы.

Как Ада въехала в этот мерс, она толком не поняла. Затормозила на светофоре, и расстояние вроде соблюдала… Дорога, конечно, сегодня мокрая… Господи, что ж за невезение такое? И так времени нет, а теперь ещё и это… Вот, водитель мерса уже вылезает из машины…

» Ну баба, я так и знал. По телефону небось трындела, когда ей на дорогу смотреть? Курица несчастная! Грудь какая красивая. А глазищи синие, я такого цвета и не видел никогда…»

— Здрасти, девушка. Что ж вы на дорогу не смотрите, а? Тут, кроме вас, и другие машины ездят, между прочим…

«Злой какой. Сейчас материться будет. Крутой наверное.Туфли чистые. Стрижка дорогая. Кольца нет обручального…»

— Извините, ради Бога. Сама не пойму, как получилось. Мы же не будем ГАИ вызывать? Давайте, я вам заплачу…

«Господи, она расплачется сейчас. Надо же, какие глаза. И губы пухлые, как у ребёнка…»

— ГАИ можно и не вызывать, но я сам не посчитаю, сколько ремонт будет стоить, надо на СТО ехать.

«К маме не успею. Полдня на станции проторчим. Как же быть-то? Как он хорошо одет. Просто, но видно, что дорого. И голос красивый…»

— Да, я понимаю, надо ущерб оценить… Машина у вас новая совсем…

«Ущерб»… Перепугалась… Как же её успокоить? »

— Да не слишком новая машина, ей доставалось уже. Не так сильно вы и въехали. У меня мастер знакомый, давайте съездим к нему, он быстро посмотрит.

«Знаем мы этих знакомых мастеров… Накрутит сейчас втридорога… Что делать, что делать? Вот была бы сейчас замужем, мужу бы позвонила, а теперь и некому…»

— Ну… Давайте…

«Обручального кольца нет… Не замужем… Странно… Такая женственная…»

— Меня зовут Марк, а вас?

— Ада.

— Как?

— Ада. Родители очень увлекались бардовской песней, и была такая знаменитая Ада… Господи, как же её фамилия-то?

-А, точно.  Якушева. У меня тоже родители её пели. «Вечер бродит по лесным дорожкам» и все такое… Ну поехали, Ада, к моему Кулибину…

Вечером того же дня Ада и Марк сидели в кафе и разговаривали. Инцидент со столкновением был благополучно разрешён, к маме Ада съездила в обеденный перерыв, встречу с  дизайнершей  в очередной раз перенесла. Месяц болтался в небе недоеденным огрызком. Хлопья снега медленно падали на мокрый асфальт и тут же таяли. На столе горели свечи, уютно пах пирог с корицей — в общем, все признаки романтического свидания были налицо.

Однако разговор за столом шел совсем не романтический.

— Да нет, ну что вы такое говорите! У неё ж всего   150 лошадей! Разве сравнить с Мерседесом!

—  Зачем мне эти лошади, я в Формуле-1 не участвую… А по городу вольво в самый раз…

— Да жесткая она. И ещё…

Снег за окном падал все медленнее. Ада решила сменить тему.

— Вы так интересуетесь автомобилями?

— Автомобилями? Да нет, постольку-поскольку. Просто знаю сравнительные характеристики машин.

— А чем интересуетесь?

— В данный момент — Вами,- пошутил Марк.- А вообще-то футболом. С четырнадцати лет. А вы?

— Я живопись люблю. Прерафаэлитов, импрессионистов… Магритта… Вы любите Магритта?

— А за какую команду он играет?- снова пошутил Марк.

Ада засмеялась. Пламя свечи тревожно заколыхалось в такт её смеху.

— Нет, ну правда. Мне интересно.

— Ада, я не знаю, кто такой Магритт.

— Вы шутите?

— Почему? Я из нашего разговора догадываюсь, конечно, что он художник, но я его не знаю.

— Как можно не знать Магритта?

— Да легко. Нельзя знать все на свете! Вот вы, например, знаете, кто такой Фрэнк Лэмпард?

— Нет.

— Вот. А я знаю. Это игрок «Челси», который…

— Марк, ну вы же шутите? При чем здесь «Челси»?

— При том, что вы любите живопись и знаете этого вашего Магриба…

— Магритта…

— Да какая разница! А я интересуюсь футболом и знаю Лэмпарда.   Все люди разные.

— Да, но живопись, культура — это такая общечеловеческая история, и все должны…

Марк завёлся.

— Ада, во-первых, никто никому ничего не должен. А во-вторых, странно: если человек интересуется живописью, то он верх культуры, а если футболом, то быдло, да?

Слово за слово, они повздорили, Ада вспыхнула, отбросила салфетку с колен  и, не попрощавшись, выскочила из-за стола.

Она ехала домой сквозь кружащиеся снежинки и, остывая, думала о том, что мужчины — даже лучшие из них! — грубы и неделикатны. С ними нельзя поговорить даже о Магритте. А ведь так хочется встретить родственную душу…

Марк, расплатившись, долго смотрел на волнующийся огонёк свечи. Все-таки странные они, эти женщины. Так разнервничаться из-за какого-то неизвестного ему художника… Ну не трогает его живопись, так что же, свет клином на ней сошёлся, что ли?

Он взглянул на часы и заторопился. В десять часов матч по телевизору,  ещё доехать домой надо.

А глаза у неё все же красивые, он таких и не видел никогда…

Блог

Как купить книгу

Хотите приобрести книгу с автографом автора без наценки? Пишите на info@tovancheva.ru Или звоните: +7(861)267-08-78.
Книга также же доступна на сайте издательства "Скифия" и в книжных магазинах "Озон", "Лабиринт" и "Читай Город"