Фарфоровая свадьба

Фарфоровая свадьба

Наталья Тованчёва. Рассказы.

Отглаженные складки гор сбегают к морю и натыкаются на новостройки, преграждающие им путь. «Понастроили тут»,- ворчат горы, но, не в силах перепрыгнуть через безликие строения, останавливаются у их подъездов. Новостройки торжествуют, отражают солнце всеми окнами, сияют на фоне мрачно-зелёных гор.

Солнцу надоедает такая расточительность, и оно медленно начинает спускаться в море. Отдыхающие спохватываются, кидаются фотографироваться с солнцем на ладошке. Светило свирепеет ещё больше, быстро скатывается в волны, не забывая по пути расчертить солнечную дорожку для последних пловцов.

Облака долго остаются розовыми и постепенно блёкнут. В это время начинают вечернюю песню птицы и цветы делятся ароматами, тщательно скрываемыми днём. Рыжая хвоя под соснами скрипит и пружинит, уводя от пляжной суматохи вдаль, вглубь…

Мужчины, весь день бегавшие топлес, надевают, наконец, гавайские распашонки, их спутницы облачаются в люрекс. Вечер — время громкой музыки и кальянов, раскалённых шашлыков и охлажденных напитков. Вечер здесь совсем не романтичен, все едят, пьют, громко разговаривают, хватают жирными пальцами запотевшие рюмки…

Только сосны тянутся к ещё розовеющим облакам и что-то нашептывают им, да горы укладываются на ночлег, тихо ворочаясь зелёными лесистыми боками…

Сентябрь. Чёрное море. Бархатный сезон…»

Пишет опять, пишет… Лицо такое у него глуповатое становится, когда пишет. Господи, ну вот с чего он на пятом десятке решил, что он писатель? Журналист и писатель — это же разные профессии. Оставался бы просто журналистом. В будни писал бы себе статьи в свою обожаемую газету, бегал бы по интервью. А в выходные, как все люди, полочки бы прибивал, мусор выносил, в отпуск на пляже загорал…

Нет. Мы теперь писатели. Мы теперь каждый свободный час надеваем глупое лицо, уходим в себя и пишем. Какое там — вынести мусор, я вас умоляю! Он как стал в эти свои блокнотики записывать, совсем воспарил. Быт теперь — это не про него. Он и раньше-то не сильно полочки прибивал, а сейчас особенно. Я вначале смотрю: работает в воскресенье. Думала, в будни статью не успел дописать. Что пишешь, спрашиваю. А он мне и выдал — про музу, про вдохновение, про голоса в голове… Я даже перепугалась вначале. Потом смотрю: нет, вроде с головой всё в порядке. Просто мы теперь писатели.

Что там у него сейчас? «Отглаженные складки гор…». Ага, и правда, горы как прогладил кто. Он красиво пишет, хотя и в стол пока. Книгу собирает. Ну а я за двоих — и глажу, и прибиваю, и деньги откладываю… Хотя с ним отложишь. Вот зачем он сейчас камбалу заказал? Пришли в ресторанчик салат поесть и кофе выпить. И вдруг он так на официантку взглянул и спрашивает:

— А у вас камбала есть черноморская? Никогда не пробовал.

Официантка аж подпрыгнула — это я потом поняла, что от счастья.

— А как же,- говорит. — Свежевыловленная.

А в меню не было никакой камбалы. И когда счёт принесли, я смотрю: три тыщи кусочек свежевыловленный потянул. Три тыщи кусочек местной рыбки! Это как? Но деваться-то некуда, Сашка ее слопал уже. Сидит теперь со счастливым лицом, в блокнотике черкает. Небось, камбалу описывает. А то, что теперь на ужин ужаться придётся, его не волнует… У меня каждый рубль расписан…

Так-то здесь неплохо. Море, солнце. Дорого только очень. Вино, фрукты — всё дорого. Как будто и не юг. А соблазны на каждом шагу.

Но я держусь. Главное, море и солнце же бесплатные. И мужу нравится, строчит без конца в блокноте. Когда настроение плохое, он не пишет. Говорит, нет ничего в голове, когда проблемы или неприятности случаются. А сейчас вон, канал открылся, не остановить.

Вообще-то он муж нормальный, дай бог каждой. Не пьёт, не курит, не гуляет. Кажется. По крайней мере, я не знаю. И хобби опять же домашнее — сидит, пишет. Не охота, не рыбалка, не баня. Все вечера дома. Пишет или телевизор вместе смотрим, читаем иногда. Я пироги пеку, особенно, когда дочка приезжает на каникулы. Хорошо живём. Я даже им горжусь немножко, все же не у каждой муж писатель…

Иногда только хочется чего-то… Ну чтоб не муж за мной, а я за ним — как за каменной стеной. Чтоб он сказал мне:

— Не парься по поводу отпуска, я на всё заработаю. И на море, и на камбалу. Ещё и колечко тебе куплю — помнишь, мы на витрине видели, тебе понравилось?

Да, мечты, мечты… Колечко он мне последний раз обручальное дарил. Двадцать лет назад. Да, двадцать лет.

Господи, а ведь сегодня ровно двадцать лет, как мы женаты. Как же я забыла-то? Ну да мы не очень годовщины празднуем, но все же двадцать лет…

И что делать? Если поужинать с шампанским и чем-нибудь вкусненьким, до конца отпуска точно не дотянем… Лучше б я и не вспоминала, какой день сегодня. Размечталась: колечко, колечко…

Разве что нз потянуть с карты, на зимние сапоги отложенный? Вот жизнь же: и сапоги хочется, и праздника хочется…

Это какая ж свадьба получается? Сейчас погуглим… Ага, фарфоровая. Ох, а картинки в интернете какие романтичные… и посуда красивая…

Ладно, решено.

— Дорогой, у меня для тебя сюрприз. Я приглашаю тебя на ужин в честь двадцатилетия нашей свадьбы. А ты и забыл, да. Ничего, я-то помню. Посидим, как в молодости, шампанского выпьем, повспоминаем, как ты мне предложение делал, помнишь, смешно как? Руки дрожали, коробочку выронил, кольцо выпало, мы его в траве искали и целовались, целовались…

И черт с ними, с сапогами. Старые, в конце концов, ещё не развалились.

Блог

Как купить книгу

Хотите приобрести книгу с автографом автора без наценки? Пишите на info@tovancheva.ru Или звоните: +7(861)267-08-78.
Книга также же доступна на сайте издательства "Скифия" и в книжных магазинах "Озон", "Лабиринт" и "Читай Город"