День Луны

День Луны

Наталья Тованчева. Рассказы. День Луны

Каждый вечер я проглатываю по детективу.
Четыреста, пятьсот страниц — неважно, пока не дочитаю до конца, я не засну.

Иногда попадаются особо крупные особи, страниц на восемьсот. Тогда их приходится делить на два вечера. Не больше.

Я прихожу домой, наскоро ужинаю чем-нибудь консервированным и заваливаюсь с книгой. Я люблю читать про умных и несчастных сыщиков, хитроумных красоток и кровавые убийства.

Возможно, это потому что мне самой хочется кого-то убить.

Возможно, я даже знаю кого.

Но я обычная женщина, не убийца. Я не смогу подсыпать яду в кофе или ткнуть ножом в грудь. Я не знаю, где взять пистолет, и не пойду к колдунье. Я даже не умею плести интриги, из-за которых кто-нибудь покончил бы с собой.

Поэтому жажду убийства я удовлетворяю детективами. «Снежная смерть», «Деревня восьми могил», «Охота за тенями», «Зов кукушки» — какие прекрасные истории скрываются за этими прекрасными названиями!

К сожалению, я не могу читать днем. Днем мне надо работать. Так положено. И потом, это приносит деньги, которых хватает на главное — еду и книги. Еще даже остается на платьица.

Не то чтобы я не люблю свою работу. Я ее ненавижу. Компьютеры, бумаги, отвратительный кофе в автомате, идиотские анекдоты мужчин и нелепые наряды женского пола. Нет, я не мизантроп. Среди моих друзей немало интересных личностей. Иногда в парках я встречаю красивых и модно одетых людей. Иногда удается поговорить с умными. Но у нас в офисе ни тех ни других нет. Они не пройдут к нам по конкурсу. Потому что Степан Иосифович считает ум и красоту излишними для офисных работников. Мы все должны быть серыми, туповатыми мышками с испуганными глазами и слепо подчиняться начальнику, то есть Степану Иосифовичу. Ни один нормальный человек не смог бы здесь работать.

А я работаю.

Я застряла здесь из-за Веруси, моей любимой подруги, с которой мы вместе с первого класса. Веруся умна, красива, обладает ангельским терпением и таким же характером. Она пришла в нашу контору еще до Степана Иосифовича и рассказывает, что тогда это был обычный коллектив. С приходом нового начальника началась миграция, сотрудники поувольнялись, на их места пришли мышки. В это время Веруся как раз была в декрете. Когда она вышла и застала этот отряд грызунов, то ужаснулась, но осталась. Причина была весомая: офис рядом с домом и яслями, менять работу и ездить на другой конец города было немыслимо. Веруся позвала на подмогу меня, честно обрисовав ситуацию. Я легкомысленно согласилась, подумав: где наша не пропадала, не так страшен черт и еще много всяких глупостей подумала я тогда.

Именно перейдя на эту работу, я начала читать по вечерам детективы, смакуя книжные убийства. В работе было только два плюса: Веруся, с которой мы обедали и исхитрялись общаться в течение дня, и вечер, когда можно было убежать домой к книгам.

Я стала нелюдимой, потеряла интерес к жизни. Веруся уже кляла себя на чем свет стоит за дурацкую идею и начала подыскивать мне другую работу.

— А может, для обеих найдется что-то неподалеку, — с оптимизмом говорила она, залезая на очередной сайт, предлагавший вакансии. Нужных не находилось. Веруся не отчаивалась, мною же овладело какое-то тупое безразличие. Весь день на работе я прокручивала в голове прочитанный накануне детектив и предвкушала следующий.

Это утро ничем не отличалось от других. За выходные я прочла два огромных тома Джесси Келлермана и пребывала в отличном настроении. Был понедельник. Я стояла у плиты, следя, чтобы кофе не убежал из турки, и вспоминала, как будет «понедельник» по-французски. Французский я учила давно, еще в школе, языком не пользовалась, и все выученное тогда лежало где-то в голове без движения.

В новостях что-то сказали о лунном затмении.

Ну конечно! Lundi! Понедельник по-французски lundi. День луны. Еще и затмение, оказывается. Забавно!
Я выпила кофе, съела завалявшийся в холодильнике с пятницы сыр. В выходные я из дома не выходила. Вошла в лифт, там резко пахло чьими-то старомодными духами с нотками огурца.

На работе не происходило ничего интересного. Степан Иосифович был в администрации, решал вопросы, в его отсутствие дышалось легче, даже мыши выглядели обаятельными. Пользуясь отсутствием начальства, я наскоро перекусила и побежала на рынок купить хоть какие-нибудь продукты. Набила пакеты хлебом, сыром, зеленью. Уже на выходе натолкнулась на тетку с банками солений. Ужасно захотелось грибов — с лучком, растительным пахучим маслицем…

Тетка продала грибы удивительно дешево, нахваливала, пожалела, что я купила только одну банку.

С этой банкой в одной руке и пакетами в другой я и наткнулась в дверях офиса на Степана Иосифовича.
— Так-так, Лаврова, — плотоядно затараторил шеф. — Перерыв давно закончился, а ты все по магазинам бегаешь!

Я что-то пробормотала в ответ, чем еще больше раззадорила начальника.

— Выговор бы тебе по-хорошему объявить, Лаврова. Но я сегодня добрый. Я сегодня контракт подписал с администрацией. Походи пока без выговора. А вот грибочки я, пожалуй, у тебя прихватизирую. Вкусные, наверное, грибочки?

Он выхватил у меня из руки банку, захохотал и отправился в свой кабинет. Я застыла на месте от неожиданности, потом пришла в себя, прошла к своему столу и начала собирать то, что лежало в ящиках.

— Что случилось, Нина? — подбежала Веруся.
— Веруся, я тебя очень люблю, но прости меня — не могу больше это самодурство терпеть…
— Да что случилось-то?
— Ничего не случилось. Просто больше не могу. Я сейчас заявление напишу, оставлю — и домой! А завтра тебе позвоню или в гости приду, тогда и решим, что со мной делать.

Я оставила недоумевающую подругу в офисе, среди безмолвных мышей, и потащилась с пакетами домой. В лифте пахло мочой, перебившей все огуречные ароматы. Я зашла в квартиру и дала волю гневу.
— Тварь такая! Чтоб ты подавился этими грибочками! Сколько ж можно тебя терпеть! Надо Верусю оттуда вытаскивать!
Для пущего успокоения поколотила подушку, окончательно успокоилась и открыла Мишеля Бюсси.

Утром меня разбудил не будильник, а звонок телефона. Голос Веруси был взволнованным.
— Отсыпаешься, бездельница? А у нас тут такое… Представляешь, Иосифович наш Богу душу отдал!
— В смысле? — я спросонья соображала не очень.
— В прямом! Помер, говорю, Иосифович! Ночью, в больнице. Его скорая из дома забрала, но не спасли. Говорят, грибами отравился. Мы на работу пришли, а тут такое… Я тебе потом еще позвоню, как что узнаю. Может, он не успел твое заявление подписать, сейчас у Томки разведаю…

Я осторожно опустила телефон на тумбочку.

Я обычная женщина, не убийца.

Но я очень хотела его убить.

Я глубоко вздохнула. Выпила стакан воды.

И взяла с полки «Убийство на улице Полумесяца». Мне ведь не нужно сегодня идти на работу. Можно почитать и днем.

Блог

Как купить книгу

Хотите приобрести книгу с автографом автора без наценки? Пишите на info@tovancheva.ru Или звоните: +7(861)267-08-78.
Книга также же доступна на сайте издательства "Скифия" и в книжных магазинах "Озон", "Лабиринт" и "Читай Город"